Ссылки на работы Мельниченко Р.Г. за 2009г.

  1. Булатова Н. Правовая природа юридических услуг

  2. Скопцова А.Е. К вопросу о некоторых существенных условиях соглашения об оказании юридической помощи

  3. Смирнов О.В. Гласность и уважение в деятельности милиции общественной безопасности: особенности и проблемы реализации.

  4. Анисимов А.П., Мелихов А.И. Конституционно-правовое регулирование права частной собственности на земельные участки

  5. Пилипенко Ю.С. Адвокатская тайна: теория и практика.

  6. Муранов А.И. Об изменении номенклатуры специальностей научных работников применительно к адвокатуре: не надо так волноваться

  7. Вайпан В. Приостановление или прекращение статуса адвоката



Другие ссылки на работы Мельниченко Р.Г. > > >



Булатова Н. Правовая природа юридических услуг // Нотариус. N 5. 2009.

(публикация содержит ссылку на работу Р. Г. Мельниченко Р.Г. Конституционное право на юридическую помощь: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2001.)

Одной из отличительных черт юридической помощи является наличие специального субъекта - адвоката, предоставляющего юридическую помощь на профессиональной основе. Кроме того, как пишет в своей работе Р.Г. Мельниченко, юридическая помощь в виде разъяснения содержания правовых норм предоставляется не только адвокатами или другими частнопрактикующими юристами, но и нотариусами при совершении нотариальных действий, отдельными государственными или муниципальными органами и должностными лицами 25. Данная точка зрения может быть подкреплена положениями п. 3 ст. 1 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", устанавливающего, что юридическая помощь может оказываться не только адвокатами, но и работниками юридических служб юридических лиц, работниками органов государственной власти и органов местного самоуправления, нотариусами, патентными поверенными 26. Однако необходимо отметить, что Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не относит юридическую помощь, осуществляемую вышеуказанными субъектами, к адвокатской деятельности 27. Таким образом, адвокатскую деятельность может осуществлять только адвокат, получивший данный статус в порядке, установленном Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".



25 См.: Мельниченко Р.Г. Конституционное право на юридическую помощь: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 17 - 20. [Вернуться к тексту]

26 См.: п. 3 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (в ред. от 23 июля 2008 г.). [Вернуться к тексту]

27 См.: Там же. [Вернуться к тексту]

Вернуться к содержанию



Скопцова А.Е. К вопросу о некоторых существенных условиях соглашения об оказании юридической помощи // Адвокатская практика. N 6. 2009.

(публикация содержит ссылку на работу Мельниченко Р. Г. Мельниченко Р.Г. Правовые и маркетинговые основы установления размера адвокатского гонорара // Адвокат. 2005. N 7; СПС "Гарант". С. 25-31.)

И.И. Владимирова отмечает, что в пользу оплаты вознаграждения под условие свидетельствует тот факт, что юридические услуги связаны с защитой имущественного положения доверителя, которые он может восстановить только благодаря услугам... адвоката и соответственно таким образом получить средства для оплаты этих услуг. На первый взгляд представляется, что все это позволяет рассматривать оплату "под условие" наступления определенного материально-, процессуально-правового результата для клиента за счет действий адвоката правомерной, как специальное правило по договору на оказание юридических услуг, расширяя тем самым свободу договора в этой части, наделяя адвоката правом требования причитающейся по договору оплаты. С данным правом корреспондирует обязанность клиента-услугополучателя оплатить оказанные юридические услуги 19. Так как в соответствии с Законом об адвокатуре для заключения соглашения об оказании юридической помощи адвокату и доверителю необходимо согласовывать все указанные в Законе об адвокатуре существенные условия, в том числе и условие о порядке и размере компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения, но при этом закон не содержит особых указаний о реализации этого условия, представляется, что указанное условие реализуется посредством ГК РФ. Таким образом, как отмечают Т.Е. Абова и А.Ю. Кабалкин, "у доверителя есть две обязанности, касающиеся материального обеспечения поверенного: а) обязанность возмещать поверенному понесенные издержки и б) обязанность обеспечивать поверенного средствами, необходимыми для исполнения поручения, указанные обязанности вытекают из определения договора поручения, данного в п. 1 ст. 971 ГК, где указано, что поверенный совершает действия за счет доверителя, следовательно, доверитель обязан возместить поверенному все необходимые издержки, понесенные им в связи с исполнением договора. Как отмечается далее, под издержками понимаются расходы, произведенные поверенным при исполнении поручения доверителя, например расходы по переезду к месту исполнения поручения. В то же время, если расходы поверенного во исполнение поручения хотя и были необходимы, но являются завышенными, они должны производиться с согласия доверителя и в зависимости от такого согласия возмещаться доверителем. При этом доверитель обязан не только возместить названные издержки, но и заранее обеспечить поверенного средствами, необходимыми для исполнения поручения 20, т.е. выдать дополнительный аванс из примерного расчета будущих расходов на исполнение адвокатом поручения доверителя. Таким образом, дополнительный аванс составляет сумму расходов адвоката по соглашению, при этом дополнительный аванс существует наряду с основным авансом, который подлежит выплате доверителем адвокату при исполнении поручения, при этом "адвокат должен стремиться к получению своего гонорара авансом. Это связано с минимизацией риска отказа доверителя от оплаты оказанных ему адвокатских услуг. В случае неосуществления доверителем предварительной выплаты адвокат вправе отказаться от дальнейшего участия в разбирательстве дела или от предоставления услуг доверителю 21.



19 См.: Владимирова И.А. Особенности гражданско-правового регулирования оказания услуг адвокатом: Дис. ... канд. юрид. наук. Тверь, 2006. С. 84 - 85. [Вернуться к тексту]

20 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2006; СПС Гарант. [Вернуться к тексту]

21 См.: Мельниченко Р.Г. Правовые и маркетинговые основы установления размера адвокатского гонорара // Адвокат. 2005. N 7; СПС "Гарант". [Вернуться к тексту]

Вернуться к содержанию



Смирнов О.В. Гласность и уважение в деятельности милиции общественной безопасности: особенности и проблемы реализации. // Законы России: опыт, анализ, практика. N 12. декабрь 2009.

(публикация содержит ссылку на работу Мельниченко Р. Г. Нетрадиционные источники поверенного права // Юрист-Правоведъ (Ростов-на-Дону). 2005. N 2. С. 16-18.)

Третья особенность реализации принципа уважения к деятельности милиции общественной безопасности заключается в обеспечении граждан юридической помощью или представительством, в показателях разумности срока выполнения такого требования. В деятельности милиции общественной безопасности такими случаями являются, прежде всего, факты задержания и временной изоляции граждан. Видится пробелом отсутствие в законодательстве нормы, предусматривающей наличие справочника адвокатов. Это создает возможность вызова сотрудниками так называемых карманных адвокатов32.



32Подробнее о проблеме см.: Мельниченко Р.Г. Адвокат по вызову // Адвокат. 2007. N 6; Интервью с Г. Резником, президентом Адвокатской палаты г. Москвы // Адвокат. 2006. N 7; Резолюция VIII съезда Федерального союза адвокатов России // Адвокат. 2004. N 11; Гармаев Ю.П. Мошенничество со стороны недобросовестных адвокатов // Адвокат. 2004. N 1; Гармаев Ю.П. Вид незаконных средств и способов защиты недобросовестных адвокатов // Адвокат. 2003. N 4.

Вернуться к содержанию



д.ю.н. Анисимов Алексей Павлович

Анисимов А.П., Мелихов А.И. Конституционно-правовое регулирование права частной собственности на земельные участки: Монография. – Волгоград: Изд-во Мастер, 2009.

(публикация содержит ссылку на работу Мельниченко Р. Г. Право на юридическую помощь: конституционные аспекты: монография. - Волгоград: Изд-во ВАГС, 2003. - 200 с.)

Права человека, в том числе право собственности на землю, составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации и не могут быть изменены иначе, как в порядке, установленном Конституцией. Таким образом, право собственности на земельные участки гарантируется Конституцией, и ни один гражданин на территории России не может быть лишен права приобретать земельные участки в частную собственность.

Мелихов Александр Иванович В качестве юридических гарантий конституционного права частной собственности на земельные участки выступают право на юридическую помощь и право на судебную защиту, относящиеся к группе конституционных прав-гарантий. Правовой режим земельного участка, права и обязанности собственников земельных участков закреплены в широком круге нормативно-правовых актов, применение которых порождает нередко противоречивую правоприменительную практику. Поэтому реализовать рассматриваемое конституционное право без оказания юридической помощи представляется весьма затруднительным. Важность права на юридическую помощь для реализации права частной собственности отмечает Р.Г. Мельниченко 1.

Юридическую помощь по вопросам реализации конституционного права частной собственности на земельные участки могут оказывать адвокаты, юридические и физические лица. Трудоемкость и сложность выполнения юридических процедур, связанных с приобретением земельных участков в частную собственность, стало основанием для возникновения особой формы юридической помощи в виде риелторских услуг. Риелторская деятельность охватывает практически все правомочия права на юридическую помощь при обеспечении субъективных прав: право на юридическую консультацию, на составление документов юридического характера, на представительство, за исключением права на получение бесплатной юридической помощи.



1См.: Мельниченко Р.Г. Право на юридическую помощь: Конституционные аспекты. Волгоград, 2003. С. 82.

Вернуться к содержанию



Пилипенко Ю.С. Адвокатская тайна: теория и практика. – М.: «Инфо-Право», 2009. – 208 с.

Субъектами права на тайну выступают физические или юридические лица, государство, а так же иные субъекты. Они могут не только обладать собственными тайнами, но и получать доступ к тайнам других субъектов, приобретать в силу договора или закона определенные правомочия или обязанности по использованию чужой конфиденциальной информации. В этом отношении следует различать основные и производные субъекты тайны 1.

1 В частности, Р.Г. Мельниченко использует данное терминологическое разделение основных и производных субъектов тайны применительно к адвокатской тайне (см.: Мельниченко Р. Г. Право на юридическую помощь: конституционные аспекты: монография. - Волгоград: Изд-во ВАГС, 2003. С.67.

стр. 24



В структуре описываемого правоотношения правам доверителя на распоряжение предметом тайны соответствуют полномочия поверенного, которое определяются необходимостью целесообразного использования информации и ограничиваются совокупностью требований, определяемых правовым режимом данного вида тайны. Этот тип правоотношений по поводу тайны волне можно назвать поверенными правоотношениями2.

2 В отношении адвокатской деятельности данный термин, а также термин «поверенное право», используется, в частности, Р.Г. Мельниченко (см.: Мельниченко Р.Г. Нетрадиционные источники поверенного права //Юристъ-Правоведъ. № 2 (13). 2005. С. 16-18).

стр. 37



Исследования последних лет позволяют составить представление о том, как понимается в настоящее время право на квалифицированную юридическую помощь, каково его место в системе прав и свобод человека. По мнению Р.Г. Мельниченко, данное право включает получение услуг юридического характера в целях обеспечения личной, экономической, культурной и политической безопасности3.

1 См.: Мельниченко Р.Г. Конституционное право на юридическую помощь: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 71.

стр. 90

Вернуться к содержанию



Муранов А.И.

Муранов А.И. Об изменении номенклатуры специальностей научных работников применительно к адвокатуре: не надо так волноваться // Адвокат. №8. 2009.

(публикация содержит ссылку на работу Мельниченко Р. Г. Адвокатуру вычеркнули из науки // Адвокат. №6. 2009.С. 19-24.).

(Выдержка)

Первое руководящее указание по поводу номенклатуры было дано также отнюдь не в 1987 г. Впервые на то, что Государственному комитету Совета Министров СССР по координации научно-исследовательских работ, Академии наук СССР и Министерству высшего и среднего специального образования СССР (по согласованию с Центральным статистическим управлением СССР и другими заинтересованными ведомствами) необходимо разработать и утвердить номенклатуру специальностей научных работников, было специально указано в п. 12 совместного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 мая 1962 г. N 441 "О мерах по дальнейшему улучшению подбора и подготовки научных кадров" 3.

Во-вторых, неверно указание на то, что "проблемы адвокатуры... были включены в номенклатуру только в 1995 г."4. На самом деле впервые об адвокатуре было упомянуто в Номенклатуре, принятой Государственным комитетом СССР по науке и технике Постановлением от 4 ноября 1988 г. N 3865.

Поддержал критику изменения в специальности 12.00.11 и Р.Г. Мельниченко, использовавший уже не художественно-эмоциональный подход, как Я. Гусев, а научно-организационный: "Ликвидация адвокатской составляющей в специальности 12.00.11 существенно затормозит процесс "прорыва узкого понимания научной проблематики такого направления, как адвокатура, лишь в смысле ее организационного устройства"; "представляется, что после выведения адвокатуры за скобки научных специальностей о самом существовании такой науки, как адвокатология, говорить не приходится"10. В свете сказанного выше это не более чем эмоциональное сгущение красок.

Р.Г. Мельниченко выдвинул и такое предположение: "К сожалению, ликвидация адвокатских советов означает и прекращение действия научных школ по вопросам адвокатуры"11. Очевидно, что это не так. Во-первых, существование настоящей научной школы от наличия тех или иных диссертационных советов не зависит. В противном случае это не подлинная научная школа. Во-вторых, хотя фактически адвокатские советы действительно существовали и существуют, с точки зрения действующего регулирования это совершенно неправильно и с подлинной наукой ничего общего не имеет.

Однако Р.Г. Мельниченко придал рассматриваемому вопросу национальный масштаб, указывая на "следующие необратимые последствия"12:

- угасание научной мысли в области адвокатуры и адвокатской деятельности;

- ухудшение качества учебников по адвокатуре;

- ошибки при разрешении споров, связанных с адвокатурой;

- регресс института адвокатуры;

- разворот России к авторитаризму (изменение специальности 12.00.11 в худшем случае является первым сигналом к началу движения России к авторитарной форме правления со свойственным такому режиму пренебрежительным отношением к правам человека);

- умаление профессии адвоката;

- нарушение конституционного права на свободу научного творчества, закрепленного в ч. 1 ст. 44 Конституции РФ;

- нарушение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, закрепленного в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

Осталось только указать на нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) и обратиться в Европейский суд по правам человека. Можно пойти еще дальше, предсказав гибель России как государства и последующую деградацию ввиду этого земной цивилизации.

Если серьезно, то в связи с рассматриваемым изменением в специальности 12.00.11 гораздо более интересен следующий момент: почему в этой специальности прокурорский надзор отделен от организации правоохранительной деятельности? Потому ли, что он занимает промежуточное положение между судебной властью и организацией правоохранительной деятельности? Будем, по меньшей мере, надеяться на то, что Министерство не пыталось тем самым сказать, что прокурорский надзор не имеет ничего общего с организацией правоохранительной деятельности. Не следует допускать мысль, что сотрудники Министерства действовали бездумно. Одним из возможных объяснений может быть следующее: Министерство понимало необходимость (с точки зрения логики) исключения из специальности 12.00.11 указания не только на адвокатуру, но и на прокурорский надзор, но не решилось на это, опасаясь прокурорского непонимания (понятно, что в России это хуже, нежели непонимание сути вопроса со стороны адвокатуры). В итоге Министерство предпочло "двухходовку" в расчете исключить указание на прокурорский надзор позднее. Хотя такая комбинация выглядит сложной...

В любом случае представляется, что вопросы должен вызывать именно этот аспект корректировки специальности 12.00.11, а не то, почему адвокатура в ней больше не упоминается.

3 Собрание постановлений Правительства Союза Советских Социалистических Республик. 1962. N 7. Ст. 57. [Вернуться к тексту]

4 Р.Г. Мельниченко делает ту же ошибку, указывая на 1995 г. (Адвокатуру вычеркнули из науки // Адвокат. 2009. N 6. С. 21). [Вернуться к тексту]

5 Бюллетень Высшей аттестационной комиссии при Совете Министров СССР. 1989. N 2. С. 8; N 3. С. 16. [Вернуться к тексту]

10 Мельниченко Р.Г. Адвокатуру вычеркнули из науки // Адвокат. 2009. N 6. С. 21. [Вернуться к тексту]

11 Там же. С. 22. [Вернуться к тексту]

12 Там же. С. 22 - 23. [Вернуться к тексту]

Вернуться к содержанию



Вайпан В. Приостановление или прекращение статуса адвоката // Право и экономика. N 3. март 2009 г.

(публикация содержит ссылку на работу Мельниченко Р. Г. Остановка для адвоката // эж-Юрист. № 40. 2008 С. 4.).

(Выдержка)

Адвокат, назначенный на должность в орган государственной власти или местного самоуправления, обязан обратиться в совет адвокатской палаты с заявлением о прекращении статуса адвоката (подп. 1 п. 1 ст. 17). Применение в этом случае основания приостановления статуса адвоката, установленного в подп. 2 п. 1 ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ (неспособность адвоката более шести месяцев исполнять свои профессиональные обязанности), представляется весьма сомнительным.

Ряд специалистов полагает, что комментируемый пункт является открытым. Например, Р. Мельниченко считает, что "если адвокат в течение шести месяцев не занимается адвокатской деятельностью, но не желает приостанавливать свой статус, последний не может быть насильно приостановлен"1. Исходя из этого делается вывод о том, что в каждом конкретном случае совет адвокатской палаты должен решать, применимо ли указанное основание к той или иной ситуации.

Действительно, рассматриваемая норма закона сформулирована так, что возможны различные варианты ее толкования, при этом очевидна возможность широкого толкования. Так, обстоятельством, препятствующим адвокату в исполнении его профессиональных обязанностей, может быть занятие какой-либо другой оплачиваемой деятельностью, осуществление которой одновременно с адвокатской деятельностью недопустимо в силу ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ. В случае если адвокат более шести месяцев не способен исполнять свои профессиональные обязанности в силу запрета закона, но не хочет прекращать свой статус, он может обратиться в совет адвокатской платы с заявлением о приостановлении своего статуса на основании подп. 2 п. 1 ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ.

Однако более правильным является иное толкование словосочетания "неспособность адвоката", основанное на смысловом содержании слова "неспособность". Смысл слова "неспособность" достаточно однозначно определяется в словарях русского языка. Оно означает неспособность по телесным или по умственным недостаткам, негодность для какого-либо дела (В.Т. Даль), неуменье, отсутствие способности что-нибудь делать (Д.Н. Ушаков), бессильный, бездарный и т.п. То есть в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ речь идет прежде всего о внутренних обстоятельствах, связанных с личностью адвоката, а не о внешних факторах, которые препятствуют ему в исполнении профессиональных обязанностей.

Наиболее вероятным и допустимым основанием в данном случае может быть признание адвоката полностью нетрудоспособным по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, т.е. наличие такого состояния адвоката, которое не дает ему никакой возможности осуществлять какую-либо адвокатскую деятельность. Очевидно, что неспособность адвоката исполнять свои профессиональные обязанности должна быть подтверждена объективно. Таким подтверждением, например, может быть заключение федерального учреждения медико-социальной экспертизы, в компетенцию которого входит определение степени утраты профессиональной трудоспособности человека (см. ст. 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", постановление Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом" и постановления Правительства РФ от 16 декабря 2004 г. N 805 "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы").

В то же время неспособность адвоката исполнять свои профессиональные обязанности может быть вызвана не только его состоянием здоровья, но и внешними обстоятельствами, которые прямо не зависят от воли адвоката и препятствуют ему в исполнении профессиональных обязанностей (например, потребность ухода за ребенком до достижения последним возраста трех лет, необходимость ухода за больными родственниками, находящимися в ином регионе, необходимость получения длительного образования, повышения квалификации в силу недостатка знаний, временный переезд в другой регион по уважительным причинам и т.п.). Представляется, что указанные обстоятельства не препятствуют сохранению статуса адвоката, хотя адвокат временно не в состоянии выполнять свои профессиональные обязанности. По заявлению адвоката его статус в таких случаях может приостанавливаться по основанию, предусмотренному подп. 2 п. 1 ст. 16, поскольку иных оснований для приостановления статуса адвоката в подобных случаях нет. К обстоятельствам, включаемым в подп. 2 п. 1, можно отнести и направление адвоката на альтернативную гражданскую службу взамен военной, поскольку данное основание не указано в подп. 3 п. 1.

1 Мельниченко Р.Г. Остановка для адвоката // эж-Юрист. № 40. 2008 С. 4. [Вернуться к тексту]

Рецензия Мельниченко Р.Г. на публикацию В. Вайпана «Приостановление или прекращение статуса адвоката» // Право и экономика. N 3. март 2009 г.



Другие ссылки на работы Мельниченко Р.Г. > > >

__________________________________________

в начало

 

Новости Карта сайта Написать письмо

Подробнее

Подробнее...

____________

Поиск по сайту

____________

Афоризм от Мельниченко

____________

Высказывания о Мельниченко

____________

открытка «Хорошо»

открытка «Речь адвоката в летнее время»

См. другие открытки из коллекции Мельниченко Р.Г. > > >

____________

Биленко Иван Максимович, прадед Мельниченко Р.Г.

См. Генеологическое древо Мельниченко Р.Г. > > >

____________

АК Мельниченко Р.Г.

См. фирменный стиль адвокатского кабинета Мельниченко Р.Г. > > >

____________

Адвокатско-хлебный ларек

Адвокатско-хлебный ларек.

См. фотографии других занимательных адвокатских контор > > >

____________