публикации > > > Истории от Мельниченко: сборник рассказов > > > Мельниченко Р.Г. Летние рассказы 2013.

Мельниченко Р.Г. Истории от Мельниченко: сборник рассказов

Летние рассказы 2013: [Электронный ресурс] / Р.Г. Мельниченко. - Волгоград : 2013.

Отпуск преподавателя.

Для меня лето и отпуск являются словами-синонимами. Юридически отпуск у преподавателя высшей школы начинается в начальных числах июля, но фактически у большинства и них он наступает в июне. Дело в том, что июнь – это месяц сессии и если преподаватель участвует в приёме экзаменов, то этот месяц для него получается не отпускной. Он вынужден где два, а где и шесть раз в месяц прийти на работу. Однако если преподаватель выберет правильную тактику, то и июнь станет для него отпускным месяцем.

Для меня лето 2013 года началось с шестого июня. Необходимо сказать, что юридически в июне я должен был быть занят на экзамене по дисциплине «Правоведение». Но мне повезло. Дело в том, что в текущем учебном году я оттачивал новые преподавательские техники. Одну из них можно концептуализировать так: «Обучение в течение всего семестра». То есть мною была создана такая обучающая среда, в которой студенты обучались и одновременно контролировались и потому была нивелирована основная функция экзамена – контроль за успеваемостью. Поэтому на последнем семинарском занятии я смог провести «репетиционный экзамен», по результатам которого все студенты этой группы получили «автомат». Вообще, группа БкМ-100 оказалась уникальной, с позиции моего образовательного опыта, группой. Жаль, что они не юристы.

Лето у меня распределено на несколько циклов, которые связаны с тем географическим местом, где я пребывал.

  1. Мошка кипит.

  2. Хата.

  3. Везде Серов.

  4. Университет летом.

  5. Нужен ли мне Крым?

  6. Храп в летнюю ночь.

  7. Смерть Полипсихеи.

  8. Шкатулка.

Перейти к другим рассказам Истории от Мельниченко: сборник рассказов > > >.



Хуторской цикл.

Мошка кипит.

Живописное место – прихопёрье. Здесь и степь и пойменный лес и пески. Здесь развивались события, описанные в романе Тихий Дон. Только есть в году один временной промежуток, от окончания майских праздников до троицы, когда пребывание в этих местах воспитывает у человека недюжее терпение. Это время царство мошкары. В хуторе Остроухов используют два глагола применительно к этим поздневесенним надоедливым насекомым: гибель и кипит. Глагол гибель прихопёрские казаки произносят с раскатистым «Г». Второй же глагол – «кипит», применительно к мошкаре я слышу только здесь. Думаю, что этот глагол стал применяться по отношению к мошкаре из-за следующей ассоциации. Когда в кастрюле начинает кипеть вода, на её дне появляются сотни пузырьков. Они растут, растут и в какой-то момент разом отрываются от дна и весёлой тучей устремляются к поверхности. Так и с мошкарой. Чувствуешь себя в толще воздуха, а вокруг тебя сотни чёрненьких пузырьков-мошек.

Мошек здесь несколько видов. Одни больно кусают, другие лезут в глаза, нос, рот, уши. Страдают животные и люди. Раз в дом зашёл кот-старичок облепленный мошкарой, его глаза так и остались плотно зажмуренными, даже когда их промыли чаем. Так мошка его заела. Он реагировал на окружающее только по звуку, поворачивая голову на шум не имея никакой возможности раскрыть глаза.

Но мошкара нам нипочём. Можно, например, выйти на ещё терпимое по раннему лету солнышко – мошкара его не любит или поехать на прогулку на велосипеде – никакая мошка не угонится.

____________

Искусство аргументации: выездная школа Хата.

В говоре прихопёрских казаков присутствует значительное количество украинских слов: нехай, яр, трошки. Нина Анатольевна, местная жительница и бабушка моей дочери Оли обращается к своей внучке:

- Оля, пойдём в хату! – предлагает она Оле. Зашли.

- Ну, так пойдём в хату! – торопит Оля.

- Так мы в ней, - не понимает стремление Оли бабушка.

- Нет, это дом, а где хата? Пошли быстрее!

____________

Везде Серов.

У моих родителей есть прекрасный альбом «Государственный русский музей». Взял его за основу для упражнения «Изобразительное искусство». Берём с Олей альбом и рассматриваем одну картину, запоминая её название и фамилию художника. На следующее занятие проверяем, запомнили ли название и художника картин, изучаемых прошлый раз. В хуторе Остроухов попалось интересное издание в формате журнала. Это серия публикаций, в каждом выпуске которой рассказывается об одном художнике. Тут же большие иллюстрации его картин. Нам попался выпуск о Валентине Александровиче Серове. Примерно каждые два дня изучали по одной картине. И вдруг Серов стал проявляться в нашей с Олей жизни. Сидим, например, с ней в хуторском доме в зале, я поднимаю глаза и вижу репродукцию картины, говорю Оле: «Смотри!». Она посмотрела и говорит: «Это девушка, освящённая солнцем. Её нарисовал Серов». Приезжаем в Волгоград, открываем свой альбом и видим там картину Серова «Портрет Орловой».

Надо добыть книгу и другого художника, а то скоро Серов везде будет.

____________



Волгоградский цикл.

Университет летом

В начале лета 2013 года Кафедра Конституционного и муниципального права Волгоградского государственного университета была ответственна за очередной сборник ВолГУ. Я подготовил и отдал в этот номер свою статью. Для того чтобы статья была опубликована, она проходит «чёрное рецензирование» (это когда фамилия рецензента не известна). Вот такую рецензию я получил от своего чёрного рецензента: «Против публикации статьи "ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИЕМОВ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ ПРИ РАСКОДИРОВАНИИ ПОНЯТИЯ «НЕГЛАСНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО АДВОКАТА С ОРГАНАМИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ» возражаю!".

Исходя из принципа – рецензент всегда прав, действительно статья научно-популярная и не совсем подходит для «консервативных» научных журналов, согласился с чёрным рецензентом и направил статью в московский журнал. Но моя супруга обратила внимание на то, что рецензия, то положительная. Ведь получается: «Против публикации статьи возражаю»! То есть рецензент за публикацию.

____________



Крымский цикл. Малый маяк.

Нужен ли мне Крым?

В последний момент перед отправлением поезда Москва – Симферополь в моё купе ввалились две женщины, как оказалось впоследствии мать и дочь. Они были возбуждены, громко разговаривали и активно жестикулировали. Через некоторое время после того, как поезд тронулся, они успокоились и стали пригодны для общения. Особенно интересной для этого дела оказалась дочь, молодая московская учительница. Развивая общие темы для разговора, мы затронули тему Крыма. И это понятно, так как наш поезд именно туда и направлялся. Вопрос по этой теме был сформулирован так: «Нужен ли нам (россиянам) Крым»? В ходе обсуждения, были сформулированы два противоположных ответа, с которыми мы в результате и согласились.

Первый ответ был таков: «Нам как гражданам России Крым жизненно необходим». Ведь присоединение Крыма к России будет свидетельствовать о силе нашего государства и его привлекательности. Известно, что от добра добра не ищут. Приятно осознавать, что наше государство - это добро.

Второй ответ на вопрос: «Нужен ли нам (россиянам) Крым?» был дан, когда мы стали обсуждать его не с позиции патриотично настроенных граждан, а с позиции людей, чьи интересны не всегда совпадают с интересами государства. И тут выяснилось, что Крым то нам и не нужен. Мы вспоминали сочинское побережье, на которое мы теперь ни ногой, ни за какие коврижки. Припомнился сателлит России – Абхазия и такую же нашу не охоту оставлять там свои отпускные. Да и сам тот факт, что мы, россияне, сидим сейчас в поезде и едем не на дорогущее российское Причерноморье, а в украинский Крым.

Вот с такими двумя диаметрально противоположными, но одинаково верными ответами на вопрос: «Нужен ли нам (россиянам) Крым?» - мы и завершили перед сном наш разговор.

август 2013 г. Москва - Крым

____________

Храп в летнюю ночь

Летняя крымская школа 2013 Целый год с предвкушением собирался Дима в крымскую летнюю школу. По ночам ему частенько снилось море, скалы, для лазанья по которым у него была подготовлена специальная обувь, и вечерние посиделки у костра с труднозапоминаемым названием – симпосии. И вот, наконец, свершилось он в Крыму, и Сергей - добродушный преподаватель с полноватым лицом в кепке с козырьком назад, радушно предлагает Диме место в своей просторной оранжевой палатке. То, что это была коварная ловушка судьбы, Дима понял в первую же ночь, когда, внезапно проснувшись, он долго не мог заснуть из-за чудовищного храпа своего соседа, напоминавшего то ли беспрерывное карканье вороны, то ли скрежет застревающего лифта. Спасло на этот раз Дмитрия то обстоятельство, что он был так утомлён дорогой и обустройством палаточного лагеря, что всё же смог довольно быстро провалиться в беспокойный сон.

Во второй день Дима, предварительно хорошенько отдохнув в сиесту, допустил вторую роковую ошибку, ночной его сон стал более чутким и он просыпался уже не один, а несколько раз, а временной отрезок, необходимый для засыпания под аккомпанемент здорового храпа Сергея, значительно увеличился.

С самой утренней зарядки весь последующий день Дмитрий с ужасом ожидал третей ночи в палатке Сергея. Он опасался, что предстоящая ночь будет для него такой же ужасной, как и предыдущая, но он ошибся. Третья ночь стала для Димы ещё более чудовищной. Звучно и протяжно захрапел Роман, сосед Сергея и Дмитрия по палатке, от которого Диму отделяли тонкие полотнища да расстояние вытянутой руки.

Кое-как пережив третью свою летнюю ночь, следующий день Дмитрий провёл как в тумане. Всё, начиная от стрекота цикад, до бесконечного журчания воды из шланга, напоминало ему о предстоящей ночной экзекуции. Это ожидание произвело катастрофический эффект. Подобно тому, как часовая стрелка накручивает время на циферблате, в течение дня накручивалась и его тревога по поводу предстоящей ночи.

И вот началось. Сергей и Роман практически одновременно в стериоформате, с басами и высокими трелями, симфоническим оркестром ударили по ушам бедного Дмитрия своим храпом. Собрав свою волю где-то под куполом палатки, Дмитрий терпел. Его зрачки расширились, тело содрогалось в такт храпу, голова стала распухать, а внезапно пошедший летний дождь, отрезал последний путь к отступлению – казавшуюся теперь такой удобной узкую лавку у обеденного стола на улице. А когда Дмитрий осознал, какая ему предстоит ночь, внутри у него что-то оборвалось и он, не помня себя, схватил свою маленькую походную подушечку и плотно прижал её к лицу Сергея. Храп оборвался. Как будто кто-то щёлкнул выключателем. Странно, но Дмитрий не испытал при этом облегчения. Наоборот, его захлестнула волна ужаса. Он осторожно отнял подушку от лица Сергея, тот молчал. В сумраке был виден его небольшой нос и безмолвно открытый рот. Вдруг Дмитрий чётко и ясно осознал, что он нечаянно задушил Сергея. Он с пронзительным криком выскочил из палатки. Побежал. Упал, погрузился в холодную ночную грязь и проснулся. Он был мокрым от пота как мышь. По его правую руку буднично и уютно похрапывал Сергей. Этот храп показался Дмитрию сладкой музыкой.

Дима вытянулся в своём спальном мешке в блаженной улыбке и сладко уснул.

август 2013 г. Крым

____________

Смерть Полипсихеи

Летняя крымская школа 2013 Полипсихея умирала уже шесть часов. Этот процесс был для неё одновременно и сладким и мучительным. Она была ещё очень юна, так как родилась примерно две недели назад и состояла из шестнадцати психе. Слово психе в древнегреческом языке имеет два значения: дыхание и душа. Полипсихея начала появляться в тот момент, когда первые несколько душ-дыханий синхронизировались, сложилась она окончательно, когда в её душе соединилось дыхание всех шестнадцати участников летней крымской школы. Окончательно осознала она себя в момент боли, в тот момент, когда несколько составляющих её душ на короткое время от неё отсоединились и в этот момент, в момент ущербности Полипсихея осознала свою целостность и своё существование. И вот неумолимый Хронос уже шесть часов расчленял её ещё недавно цельную душу на операционном столе крымских гор.

Первым на рассвете, когда ещё весь лагерь спал, крымскую летнюю школу покинул Сергей. После Сергея на сухой траве остался лишь завёрнутый в спальный мешок Дмитрий, который на протяжении двух недель делил с Сергеем палатку и вот неожиданно для самого себя остался без дома. Дмитрий спал на каменистой почве, лишь едва прикрытой пожухлой травой на том месте, где в это утро он проведёт со всеми желающими последнюю в этой смене зарядку.

В это утро Сергей собирался неторопливо, потому что не опаздывал, так как всегда вставал рано, за что получил прозвище «Встречающий солнце». Он уходил из лагеря по узкой тропе не оглядываясь, уютно покачивая висящей на животе сумкой, с козырьком белой кепки, повёрнутым назад, и было непонятно, жаль ли ему закончившиеся летней школы или он радуется предстоящей встречей со своей девушкой, с которой он проведёт еще неделю на крымских пляжах, или он не испытывает никаких эмоций, идя по тропе методично наступая на свою тень.

Сергей относился к неясной части души Полипсихеи. Он был добродушным, но не добрым; интересовался людьми, но был к ним равнодушен; часто смеялся, но не создавал веселья. Он был пресным коржиком, который кондитеры обычно кладут в основание торта. И вот коварный Хронос вырезал из тела Полипсихеи основание, без которого она внезапно почувствовала себя колыхающимся пудингом.

Как и всегда, в это последнее утро пробуждение Полипсихеи проходило заведённым порядком - тремя волнами. В каждой волне просыпались строго определённые части её души.

Второй, если не считать пробуждением самовынос из палатки души Дмитрия, встала Ярославна. Само имя этой части души Полипсихеи – славящая солнце, каждое утро поднимало Ярославну насладиться восходом. Она расстелила на траве рядом со спящим Димой коврик-пенку и сев на него со скрещенными ногами и идеально прямой спиной, стала смотреть на море. По её лицу, которое было то ли окаменевшим, то ли полностью расслабленным, было невозможно понять, радуется она или грустит и думает ли она о предстоящем отъезде. Дыхание Ярославны было самой ритмичной и спокойной частью души Полипсихеи.

Следующим из своей палатки выскочил заспанный Роман Григорьевич. Он привычным маршрутом двинулся к шлангу, из которого уже две недели практически не переставая, текла вода, и понял, что сегодня маршрут необходимо подкорректировать. Не было палатки Сергея, и то, что Роман Григорьевич стал автоматически обходить пустое пространство, ввело его в замешательство. Проведя несколько мыслительных операций, Роман Григорьевич вышел из ступора и отметил про себя две вещи. Первое – без палатки Сергея намного удобней ходить умываться, второе - участники летней школы начинают разъезжаться.

Нельзя сказать, что дыхание Роман Григорьевича было самой беспокойной частью души Полипсихеи, оно было скорее экспериментаторско-задиристой. Эта часть души была то спокойно доброжелательной, то вдруг принималась реализовывать «чудовищные» проекты над другими частями цельной души Полипсихеи.

У своей палатки чёрным забелела Алёна. Белой, цвета извёстки, была её кожа, получившая такой цвет из-за двухгодичного домашнего заточения под надзором двух малолетних сыновей, мужа и сети Интернет. А чёрным был её любимый цвет одежды, как символ бурной университетской молодости. Это было самое тревожное и беспокойное дыхание Полипсихеи. Но постепенно в полидуше Полипсихеи и она стала приходить в равновесие сама с собой. Известковая кожа со временем приобрела цвет слоновой кости, а на чёрной майке стали проявляться цветные рисунки.

Появился мило улыбающийся и здоровывающийся Дмитрий Рамуальдович. Он сегодня с утра подтянут, так как скоро состоится сбор лагеря, а он ответственен за обустройство, значит и за сворачивание лагеря летней школы. Дмитрий Ромуальдович взором скользит по лагерю и по его глазам заметно, как он расставляет приоритеты сворачивания и отмечает места, где могут остаться вещи особо рассеянных душ.

Вскоре пришла очередь подниматься второй волне участников. Бодро подошёл к текущей воде огромный, но добрый Артур. Привычно захныкала в захваченной две недели назад палатке Дина. Кто-то украл то ли её маечку, то ли зубную щётку. Зашевелился в коконе своего спального мешка, оказавшийся в это утро бездомным Дима и зычно пригласил всех желающих на утреннюю зарядку. На его зов откликнулась всегда, даже утром, улыбающаяся Юля и спящая Света. Света просыпалась с третей волной, но на зарядку выходила со второй. В это утро во второй волне впервые оказался и Юрий Юрьевич. Его разбудил Роман Григорьевич, предусмотрительно опасаясь того, что если этого не сделать, лагерь может остаться без завтрака, так как Юрий Юрьевич был в этот день дежурным.

И вот, наконец, стала подниматься последняя, третья волна. Вышли из своей палатки Настя и Дима. Андрей Иванович деловито делал свои дела. Шарнирными движениями хаотично передвигалась по лагерю ещё крепкая и навсегда высокая Катерина.

И вот Хронос решил основательно взяться за расчленение Полипсихеи. Он решил отделить от неё сразу три души: Романа Григорьевича, Андрея Ивановича и Юрия Юрьевича. За Романом Григорьевичем приехали его родители на вишневой шестерке советских времён, которая успешно пересечёт сегодня горный Крым, потребуя лишь чуть-чуть минеральной воды для охлаждения перегревшихся на горном серпантине тормозных колодок.

Подошёл акт всеобщего прощания. Стали обниматься и те, кто уезжал с теми, кто остался и между теми, кто оставался. На то оно и всеобщее прощание. Перед тем как навсегда распасться, организм Полипсихеи, буквально физически, тактильно стал единым. А затем её тело распалось.

Пройдя по тропе, по которой на рассвете уходил Сергей, Роман Григорьевич, Андрей Иванович и Юрий Юрьевич погрузили свои тела и вещи в машину и приготовились к поездке. И тут произошло странное. Сначала машина отказалась заводиться, а затем в калитке показались третья группа отъезжающих летней школы с вещами, которых на окраине, находящегося выше лагеря поселке Малый маяк, ожидал микроавтобус. Стало как-то не по себе. Казалось, что только что распавшаяся на отдельные души Полипсихея, подобно андрогинам когда-то четырехруким и четырехногим существам разделённым богами на две части – мужчину и женщину, стремиться к целостности, и только что простившиеся, как думалось навсегда, части души Полипсихеи стремятся к воссоединению.

Но вот машина завелась и медленно проехала мимо этой группы, оставив её образ на заднем стекле. Но фактически уже расчленённая Полипсихея всё ещё жаждала целостности. Она упорно не хотела уходить в небытие. И вот на крутом горном подъёме силы оставили машину и она заглохла. Пассажирам пришлось выйти и пешком подняться в гору. Когда они обернули свои взоры назад, то у начала подъёма они увидели медленно выползающую из-за поворота голову третьей колонны. Казалось, что части разделённой души медленно и неумолимо притягиваются друг к другу. Пассажиры быстро и нервно вскочили в салон, машина заурчала, сделала несколько поворотов, выехала на асфальт, набрала скорость и Полипсихея ушла в историю. Машина взяла курс на Феодосию, в которой её пассажиры ещё несколько дней будут наслаждаться Чёрным морем, вкусной кухней и местными достопримечательностями.

Третья группа, преодолев крутой подъём и с некоторым облегчением не обнаружив на своём пути никак не хотевшей исчезнуть из поля зрения вишнёвую шестёрку, погрузилась в микроавтобус и уже через несколько часов была в Симферополе, а следующим утром дома в своём городе.

Но в лагере осталась ещё одна, четвертая группа, состоявшая из двух душ Димы и Дины. Зачем они там остались и что они будут делать дальше не знал никто, даже они сами. Накануне, возглавлявшая группу Дина несколько раз меняла свои планы, оставались они мутными и в момент расставания.

«Ну, вот и всё!» – произнесла Дина и дыхание её голоса стало последним вздохом Полипсихеи.

август-сентябрь 2013 г. Крым - Волгоград



Никопольский цикл.

Шкатулка

Родилась шкатулка на часовом заводе, именно поэтому она была похожа на опрокинутые на спину циферблатом вверх часы. Только вместо циферблата у шкатулки была белая крышечка с тонким серебряным узором, своим очертанием напоминающим разметку часов. По краям шкатулки было восемь граней с нанёсенным на каждую тонким золотым узором, напоминающим распустившиеся цветы.

Но самое интересное у шкатулки было внутри. Там располагалась часовая пружина, ключ от которой выглядывал из дна шкатулки. Часовая пружина через хитроумных механизм, который состоял из разнокалиберных шестеренок, червячков и бабочки, был связан с маленьким барабанчиком. Барабанчик напоминал маленького круглого ёжика, густо утыканного коротенькими колючками. Когда шкатулку заводили и открывали крышечку, пружина начинала медленно крутить барабанчик-ёжика. Колючки ёжика в опредёленном порядке оттягивали и резко отпускали тоненькие пластинки, которые вместе в виде маленькой расчёсочки примостились рядом с ёжиком. Когда ёжик поворачивался, казалось, что он расчёсывается. Когда колючка ёжика оттягивала и отпускала какой-либо зубчик расчёски, он издавал мелодичный звук. У каждого зубчика звук был свой. И получалась песенка. Пока барабанчик-ёжик прокрутиться вокруг своей оси, его иголочки, совместно с расчёской сыграют песенку.

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

А прямо под крышечкой было небольшое углубление размером с детскую горсть. И была коробочка волшебная. А волшебство её состояло в следующем. Если хозяйка наполняла коробочку какими-либо вещами и коробочка проигрывала песню «Ой, полна, полна моя коробушка», то довольно скоро у этой хозяйки становилось полным полно тех вещей, которые она положила в шкатулку.

Первой хозяйкой волшебной коробочки была девочка-октябрёнок Маша. Маша была сластёной. Она сразу же положила в коробочку жменьку маленьких сосательных конфет и радостно прослушала весёлую песенку:

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

И тут началось. Все, и родители, и друзья девочки, и друзья родителей и просто прохожие стали дарить Маше сладости. Маша была счастлива. Она забивала свой рот конфетами, иногда даже не успевая развернуть их. А сладостей всё не убавлялось и не убавлялось, даже когда Маша стала постарше.

Когда Маша выросла, она подарила свою волшебную шкатулку маленькой сестре своей подруги. Эту сестрёнку звали Юлей. Юля с детства была модницей, и она сразу же положила в шкатулку бантик и поясок и несколько раз прослушала песню шкатулки:

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

Шкатулка исполнила желание девочки. Родители, бабушки, двоюродные бабушки стали дарить ей красивые наряды. Вскоре вся комната Юли была прямо таки завалена вещами. Они лежали в шкафах и на кресле, висели на детских качелях и на грядушках кроватей. Словом – всюду.

Следующая хозяйка шкатулки - Света очень любила украшения. Как только она получила волшебную коробочку, она тут же доверху наполнила её серебряными колечками, серёжками и красивыми бусиками под весёлую песенку

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

И тут же, конечно же, ей стали дарить украшения из золота и из серебра, маленькие и огромные, с драгоценными камнями и без. Словом, скоро этих украшений стало столько, что их пришлось складывать в жестяные коробочки из-под чая. Света очень любила свои украшения. Она часто открывала свои коробочки и перебирала и мерила украшения.

Когда Света выросла и стала мамой, она подарила шкатулку своей дочке – Алёне. Алёна с двухлетнего возраста красила себе ногти на руках и на ногах. Она любила красить свои губы сначала бесцветной, а затем красной губной помадой. Алёна положила в волшебную коробочку свою косметику. Коробочка звонко и задиристо пропела ей:

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

И конечно тут же у неё появились горы помады, краски для век, пудры, крема и других необходимых средств для макияжа. Алёна научилась так красиво красить своё лицо, что все в один голос называли её писаной красавицей. Но однажды Алёна нечаянно капнула какой-то из своих мазей на крышку шкатулки. Она заметила это только через несколько дней и попыталась стереть пятно ваткой, но было уже поздно. Химия въелась в коробочку, и на её крышечке осталось некрасивое жёлтое пятнышко.

Когда Алёна стала пожилой женщиной, она решила распродавать часть своих вещей, в том числе она решила продать и шкатулочку. Пять месяцев каждую субботу и воскресенье выносила она шкатулку вместе с другими вещами на базар. Но никто ею не заинтересовался. Ведь шкатулка молчала, а на её крышечке было некрасивое жёлтое пятно. И вот в одну из августовских суббот шкатулка привычно лежала на развёрнутом на траве покрывале. От долгого пребывания на открытом воздухе она покрылась пылью и выглядела не очень презентабельно. В этот день хозяйка положила в шкатулку наперсток, значок и пару запонок. Последними-то и заинтересовался проходивший мимо мужчина. Он взял из шкатулки запонки, внимательно осмотрел их, спросил цену и, услышав ответ, полез в карман за деньгами. – А шкатулку не купите, - спросила в этот момент хозяйка. Мужчина посмотрел на шкатулку, которую он вначале даже и не заметил, судя по его лицу, она и сейчас не произвела на него впечатления. Хозяйка произнесла: «А она играет». Она взяла шкатулку и впервые

за многие годы завела её:

Ой, полна, полна моя коробушка,

Есть и ситец, и парча,

Пожалей, моя зазнобушка,

Молодецкого плеча!

Мужчина, а это был папа, сразу понял, что это прекрасный подарок для его четырёхлетней дочки Оли. Он без торга приобрёл шкатулку за запрошенные хозяйкой 10 гривен и, так как он был в гостях проездом, принёс шкатулку к своему папе – дедушке Оли. Дедушка разобрал шкатулку и смазал машинным маслом все колёсики её тонкого механизма, а папа девочки аккуратно промыл в мыльной воде пластиковые части шкатулки. Не смог он только оттереть жёлтое пятнышко на её крышке.

И вот, по приезду домой папа подарил волшебную шкатулку своей дочке Оле. Что же положит Оля в эту волшебную шкатулку?

____________

Перейти к другим рассказам Истории от Мельниченко: сборник рассказов > > >.



в начало

Новости Карта сайта Написать письмо

Подробнее

Подробнее...

____________

Поиск по сайту

____________

Истории от Мельниченко: сборник рассказов

Медиация Базовый курс 2012.

«Молодежь в ЖКХ» («ВСЕ ДОМА»). Селигер 2012.

Тренинг «Медиация в сфере жилищно-коммунального хозяйства»

Медиация в Волгоградской области: теория, обучение, практика

Курс «Международное право»




Яндекс.Метрика